Судебной защите подлежит сальдированное обязательство

Одним из самых главных достижений Постановления № 17 является закрепление так называемой «сальдо-теории». Эта теория говорит о том, что после сопоставления судом взаимных обязательств сторон высчитывается одно, сальдированное обязательство. Именно оно и подлежит судебной защите. Например, лизингодатель предъявляет иск о взыскании просроченных лизинговых платежей и отобрании предмета лизинга. Если лизингополучатель предъявляет встречный иск, полагая, что при удовлетворении всех требований лизингодателя сальдо взаимных обязательств будет складываться в пользу лизингодателя, то все относительно просто. Особенно если нет споров по поводу того, какова стоимость возвращаемого предмета лизинга. Однако если встречный иск не предъявлен, возникает вопрос — вправе ли суд удовлетворять оба требования истца? Как если бы при кредитовании под залог займодавец предъявлял иск о взыскании оставшейся суммы долга, например, 200, и отобрании предмета залога, а суд видел бы, что этот предмет стоит 1000. По-видимому, не вправе. Но что делать суду в этом случае? Без встречного иска он не может взыскать никакие суммы с истца. Возможно, в рассмотренном примере «наименьшее зло» состоит в том, чтобы удовлетворять только требование об отобрании предмета лизинга и отказывать в иске о взыскании задолженности по лизинговым платежам.

Примерно в таком ключе высказался Президиум ВАС РФ в постановлении от 13.11.2012 № 8141/12 . В этом деле оба требования лизингодателя были разнесены во времени. Сначала лизингодатель предъявил требование о взыскании просроченных периодических платежей (в деле о банкротстве лизингополучателя), выиграл это дело, а затем предъявил требование об отобрании предмета лизинга (исключении его из конкурсной массы). Президиум сказал, что теоретически последнее требование могло быть удовлетворено, но в этом случае первоначальная сумма долга, включенная в реестр требований кредиторов, подлежала корректировке. Налицо первый опыт сальдо-теории в практике Президиума ВАС РФ, за полтора года до принятия Постановления № 17.

Конечно, если бы в аналогичной ситуации мы не столкнулись с банкротством лизингополучателя, в ходе которого суд может самостоятельно исправить реестр требований кредиторов, то могла образоваться непростая процессуальная проблема. В приведенном выше примере, когда задолженность равна 200, а вещь (предмет лизинга) стоит 1000, мы нашли решение в том, чтобы отказать в иске о взыскании 200. Но как быть, если сначала будет предъявлено только одно требование — на 200. Ведь суд не может отказать в его удовлетворении? Но если так, то как должен поступить суд, рассматривающий дело об отобрании вещи? Если суд удовлетворит и второе требование, то истец добьется того, чего не смог бы добиться, если бы заявил оба требования одновременно. Это не очень хороший результат, способствующий легкому обходу правил закона. В такой ситуации, думается, имеет смысл отказывать лизингодателю во втором иске. Понимая такую возможность, лизингодатели должны заявлять оба требования одновременно.

Тем не менее в остальных более простых случаях, например, когда не требуется производить никакого взыскания с истца по основному иску, теория сальдо позволяет отказать в иске, учитывая возражения ответчика. Предположим, что лизингодатель, получивший предмет лизинга, просит взыскать еще и просроченные лизинговые платежи, а суд видит, что с учетом стоимости предмета лизинга этот лизингодатель еще должен уплатить некую сумму лизингополучателю, тогда в иске должно быть отказано без каких-либо встречных исков со стороны лизингополучателя. Подобным образом поступил Президиум ВАС РФ в постановлении от 06.12.2011 № 9860/11 . В данном деле лизингополучатель, возвративший предмет лизинга, потребовал от лизингодателя возвращения ему части денежных средств («части выкупной цены»). Президиум, установив, что полученные от лизингополучателя платежи (авансовый и периодические) не покрывают убытков лизингодателя (то есть нарушен принцип окупаемости), в иске отказал (никаких встречных исков предъявлено не было).

В конструкции сальдо не идет речь и о зачете встречных требований, как могло бы показаться. В результате сальдирования получается, что нет двух требований, которых гипотетически можно было бы зачитывать. Есть одно требование в ту или другую сторону. Это весьма важно также с точки зрения минимизации рисков банкротства любой из сторон договора лизинга. Если бы речь шла о зачете, возможность которого существенно ограничена российской судебной практикой, имело бы место существенное ограничение интересов участников оборота.

Читайте далее:

Финансирование является квалифицирующим признаком лизинга

Режим лизинга приравнивается к режиму кредита в случае банкротства лизингодателя

Особенности расчетов при расторжении договора лизинга

Лизингодатель может просить обратить взыскание на собственное имущество

Источник - СистемаЮрист

← Архив новостей